Среда, 12.08.2020, 21:33
| RSS
Главная | Воздух летчика Литвинова - Форум
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
  • Сквад =Bb=
  • sukhoi.ru
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    2Форум

    [ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Модератор форума: Libra  
    Форум » Новости » Авиационные новости » Воздух летчика Литвинова
    Воздух летчика Литвинова
    LibraДата: Пятница, 06.12.2013, 20:08 | Сообщение # 1
    Капитан
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 160
    Награды: 0
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    http://www.novayagazeta.ru/society/61281.html

    Воздух летчика Литвинова

    Знаменитый пилот — о том, что происходит с нашей авиацией и почему Россия занимает первое место в мире по числу погибших в авиакатастрофах
    04.12.2013 Теги: авиация

    РИА Новости

    В интернете сегодня одна из самых топовых новостей — открытое письмо семи Героев Советского Союза и России, летчиков-испытателей президенту России Владимиру Путину. Начав разговор с недавней катастрофы в Казани, они переходят к причинам трагедии, называя ее «очередной». Говорят о том, как необходимо «обеспечение российских авиакомпаний надежными новыми самолетами отечественного производства». Напоминают, что «…для этого, в частности, были созданы Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) и ОАО «Ильюшин Финанс К°». И доводят до сведения главы государства: «К сожалению, ОАК, руководимая Погосяном М.А., не только не наладила производство гражданских авиалайнеров. Его усилиями было преступно сорвано производство ближне-среднемагистрального самолета Ту-334, получившего еще в 2005 году все необходимые документы на его эксплуатацию. Вместо этого, по разным оценкам, были потрачены многие десятки миллиардов рублей для проектирования и производства самолета «Сухой Суперджет 100». Он так и не нашел себе места в российском небе в силу известных специалистам недостатков».

    Об этом же, по сути, еще весной, также обращаясь к президенту страны, говорил на страницах «Новой газеты» летчик 1-го класса, отличник «Аэрофлота», КВС А-320 Андрей Литвинов. Говорил в своей манере — резко, задиристо и даже гневно: «Господин президент, вы не забыли, что в стране существует авиация? Вернее, она не существует, а влачит жалкое существование! Летчиков не хватает, самолеты падают с ужасающей регулярностью, а раздолбанные аэропорты России уже, наверное, никогда не станут аэропортами Германии, Арабских Эмиратов и т.д.» (см. «Новую газету», № 28 от 15.03.2013).

    — Андрей, как вы думаете, почему для того, чтобы заговорили о проблемах, нужно было, чтобы произошла эта страшная трагедия в Казани?

    — Да и теперь для этого, как видите, надо быть как минимум Героем России. Я насчитал семь подписей под письмом президенту, а где все остальные герои? Почему отмалчиваются? Где работники авиации? Они обсуждают ситуацию дома с женой? Ко мне часто подходят летчики, жмут руку: «Ты молодец, хоть кто-то говорит за нас». Почему они не могут сказать за себя? А есть и такие, кто мне еще и пеняет: «Что-то ты не то сказал, не так выразился». Я говорю: «Так выразись правильно!» А если и дальше молчать, то самолеты будут падать…

    — По сути, вы с письмом героев согласны?

    — Я готов подписаться под каждым словом этого письма. Но я не стал бы сейчас бросать все силы на развитие российской авиации. Я двумя руками за то, чтобы мы летали на своих самолетах, но мы уже настолько отстали, что, если сейчас сосредоточимся только на развитии отрасли, нам просто не на чем будет летать. Сейчас нужно навести порядок с тем, что есть. Поэтому считаю, что Госдума внесла правильный законопроект о запрете эксплуатации самолетов старше 20 лет.

    — Но катастрофа в Казани, как я понимаю, не связана с техническими неполадками, хотя самолету и было 23 года.

    — В последнее время стало модно все списывать на человеческий фактор. И я тоже склонен считать, что причиной казанской катастрофы был человеческий фактор, но никто не говорит о том, что к этому фактору привело. Едет человек на машине, влетает в открытый канализационный люк — авария. Приезжает ГИБДД, выносит вердикт: «Водитель не справился с управлением», человеческий фактор… Правильно, но то, что люк должен быть закрыт, — об этом почему никто не говорит? Был бы закрыт — не было бы человеческого фактора. Это же цепочка событий.

    Я окончил летное училище 30 лет назад, и еще там нам говорили: не бывает авиакатастрофы по какой-то одной причине. Одно цепляется за другое, нарастает как снежный ком, и в результате рвется там, где тонко. Это то, о чем я пытаюсь докричаться! В Казани случилась страшная катастрофа, которая потрясла всех. Погибших не вернуть, а родным и близким дай Бог сил это вынести. Да, летчик не справился с управлением — похоже на то. Но что привело к этому? Самолет оказался нестабилизированным, и летчик неточно вышел в направлении полосы.

    — Почему?

    — Потому, что самолет старый, на нем нет джипиэс-навигации. Конечно, то, что он оказался не точно по оси, — это лишь одна из причин. Но… Здесь он промахнулся, а до этого промахнулось его руководство, которое посадило в одну кабину переученного штурмана с переученным инженером. Вот вам и системный кризис.

    — Что плохого в слове «переученный»? Их же не просто посадили за штурвал — их переучили. Или это невозможно?

    — Возможно. Но как учат летчика? Как раньше? Мы заканчивали летное училище, там начинали выполнять полеты. Потом приходили на производство и налетывали полторы тысячи часов на маленьком самолете. Только после этого переучивались в школе высшей летной подготовки для работы уже на большом самолете. И когда в итоге мы приходили работать, к примеру, на Ту-154, Ил-62 и т.д., у нас за плечами был опыт взлетов-посадок, тысячи часов налета. Чтобы стать командиром на большом лайнере, надо было преодолеть очень длинный путь…

    Но когда у нас обострилась проблема нехватки пилотов, всех начали переучивать. По принципу: вот штурман, он много летал, пускай переучивается по ускоренной программе. А штурман, сколько бы он ни летал, опыта пилотирования не имеет! У него совсем другой опыт, он включается в работу, когда летчик уже поднял самолет, набрал высоту и включил автопилот. Он по трассе ведет самолет, а в его пилотировании не участвует.

    — Иными словами — он человек-навигатор?

    — Правильно, он высчитывает курс самолета с учетом ветра и так далее. А его берут в летное училище по ускоренному курсу — полтора-два года, — потому что он много летал. Но даже если у него 15 тысяч часов налета в качестве штурмана, это все равно ноль. Потому что в качестве летчика у него практики нет. Он равен тому молодому человеку, который только что окончил летное училище и пришел на производство. Он не может быть командиром воздушного судна без достаточного летного опыта. А руководство авиакомпании ставит его на это место, да еще сажает к нему в кабину второго переученного летчика, бывшего инженера, который тоже опыта пилотирования не имеет! И вот цепь событий: менее инерциальная, чем джипиэс, навигация немного не точно завела старенький самолет. Надо уходить на второй круг, что должен делать не опытный штурман, а опытный летчик. Но на месте командира неопытный летчик. Конечно, он отрабатывал эту вполне стандартную процедуру на тренажере. Но тренажер и самолет — разные вещи. Потому что на тренажере мы программируем условный вес самолета. А ситуация в Казани оказалась нестандартной: всего 44 пассажира, самолет наполовину пустой, легкий. Они дали взлетный режим, и получился тангаж — 25 градусов, вы представляете себе это?

    — Нет, если честно, я даже не знаю, что такое тангаж.

    — Тангаж — это угол набора высоты. При норме 10—15 градусов у них получилось 25. Теперь представляете, что это такое? Самолет помчался как истребитель, почти как ракета. Естественно, у него стала падать скорость. Это обычная курсантская ошибка. Когда я учился в летном училище, нам инструктор говорил, что лучше потерять жену, чем скорость при уходе на второй круг. В таком виде правило не запомнить нельзя. Но, видимо, этой профессиональной прибаутки, которой уже больше 30 лет, новоиспеченным летчикам никто не говорил. Они стали терять скорость, завалились — самолет упал. Опытный пилот на их месте не допустил бы падения скорости. Как должно это происходить? Дается взлетный режим самолету и включается режим ухода на второй круг. Самолет резко начинает набирать высоту — надо пилотировать. Если ты видишь, что падает скорость, надо из режима набора перевести лайнер в горизонт или уменьшить угол тангажа. Экипажу явно не хватило именно летного опыта пилотирования…

    — Была информация, что компания «Татарстан» имела огромные долги перед аэропортовым комплексом Казани, и поэтому в заправке ей там было отказано. Разбившийся «Боинг» с запасом заправился в Москве, на целых 9 тонн топлива. Эксперты этот факт тоже называли одной из причин катастрофы.

    — Нет, 9 тонн — это не так много для такого самолета. Чего у нас действительно много, так это частных авиакомпаний, я слышал цифру — 124. И они жалуются: вот, мол, запретят летать самолетам, которым больше 20 лет, а у них именно такие, и что им теперь — закрываться? Конечно, закрываться! А что еще делать? Людей убивать?! Я бы вообще запретил и самолеты старше 10 лет, хотя, согласен, они могут летать. Да и 20-летние, и даже 25-летние могут. Но они требуют повышенного внимания и больших расходов на содержание и обслуживание. А частные компании на всем экономят, значит, лучше пусть будут самолеты поновее. И пусть в стране останется 20 частных компаний, это не так страшно, как авиакатастрофы.

    — Известно, что рейс Москва — Казань должен был выполнять 50-местный самолет Bombardier CRJ. Но незадолго до вылета выяснилось, что на рейс зарегистрированы пассажиры бизнес-класса: сын президента Татарстана и руководитель татарстанского управления ФСБ. А в самолете Bombardier CRJ нет салона бизнес-класса. Тогда его экстренно заменили на «Боинг». Эта ситуация перекликается с той, известной всем иркутской историей, когда вы, не слушая давившего на вас авиадиспетчера, не пускали в самолет опоздавшего на рейс губернатора Иркутской области. (См. «Новую», № 121 от 28.10.2011. — «Это — моя страна, и будьте любезны мое мнение потерпеть».)

    — В таких ситуациях проявляется рабская натура нашего человека, который все что угодно готов делать, лишь бы те, кто главнее, не обиделись. Я не знаю, как бы все сложилось с другим самолетом и как бы с ним справился экипаж. Но лизоблюдство перед VIP-персонами никого, как мы видим, не спасает от трагедии. Когда я борюсь с беспределом в авиации, ругаюсь с начальником УФСБ Краснодарского края, потому что он чуть не протаранил мой самолет на своем автомобиле, или закрываю двери перед губернатором, который считает, что пассажиры должны его подождать, — я все это делаю не из вредности. А потому, что в самолете и на аэродроме никто не застрахован от беды, и принадлежность к ВИПам не спасает. Вы вспомнили иркутскую историю: она действительно сильно нашумела. Но давайте на этом примере поймем, что это было для меня? Давление авиадиспетчера, стресс от понимания, что сейчас начнутся разборки. Меня этот губернатор вывел из себя, а потом сел в самолет, которым я управляю. Это же тоже — человеческий фактор, душевное состояние летчика. Его все должны беречь от стрессов, хотя бы на время полета. Голова летчика не должна быть забита мыслями о том, как, к примеру, успокоить пьяного урода, который считает, что вести себя как свинья ему дает право «корочка» депутата. Люди ведут себя как враги по отношению к самим себе. Они отвлекают летчика, который в буквальном смысле держит в своих руках их жизни.

    Когда к такой отрасли, как авиация, наплевательски относятся и некоторые пассажиры, и власти страны, — авиакатастрофы неизбежны. Посмотрите: за последнее время разбился самолет с президентом Польши, с ярославской хоккейной командой. Были страшные катастрофы в Петрозаводске, Перми, Тюмени. И вот — Казань. И это не считая маленьких самолетов и вертолетов, которые падают то там, то здесь. Мы уже занимаем первое место в мире по количеству погибших в авиакатастрофах. И, как это ни чудовищно звучит, после каждой катастрофы с гибелью десятков пассажиров я с болью в сердце говорю: «Эта — не последняя!» Говорю не потому, что считаю себя провидцем, а потому, что каждый день хожу на работу и вижу все предпосылки большой беды.

    — Какие предпосылки вы наблюдаете каждый день? Вы тоже летаете на старом самолете?

    — Нет, 51 процент акций нашей компании принадлежит государству, мы получаем поддержку и можем себе позволить брать в лизинг новые самолеты. Но на них мы прилетаем в аэропорты, которые не то что не соответствуют европейскому стандарту — это даже смешно произносить. Они просто не пригодны для эксплуатации. Томск, Челябинск, Пермь, Нижний Новгород, Иркутск… Впечатление у меня такое, что после посадки в аэропортах этих городов все пассажиры бегут к стоматологу. Взлетные полосы… как стиральные доски. Вы же ездили по грунтовой дороге на машине, представьте, что примерно такой же эффект испытывает летчик на взлетной полосе. Как-то зимой, нормально посадив самолет в Перми, я не мог развернуться с трех попыток: занос, скольжение, обледенелая полоса, которую не чистят как следует. Президент у нас не летает в эти города? Большая часть российских аэропортов такая. Он не может этого не замечать. Но последние 20 лет ничего не меняется. В США тысячи аэропортов, у нас на всю Россию примерно 200, не считая военных. Почему бы их не привести в порядок? Почему для этого надо ждать какой-то Универсиады или Олимпиады?

    И почему никто у нас не думает об усталости летчиков? Это же тоже напрямую связано с безопасностью полетов. Мы летаем каждый день, а у меня всего 4—5 выходных в месяц. Юридически все правильно: по нашим документам, положено 12 часов отдыха между полетами. Но, когда меня ставят на две ночи подряд, то эти часы отдыха не спасают, — нарастает усталость. Именно поэтому Европа почти не летает по ночам: аэропорты, например в Германии, на ночь закрываются. Если у немецкого летчика длительный полет и он попадает в ночь, ему потом предоставляется полноценный длительный отдых.

    Нам говорят: вы и так слишком много отдыхаете, у вас же целых 70 дней оплачиваемого отпуска, авиабилеты бесплатные! Мы сделали сравнительный анализ, сели, подсчитали, кто в стране больше отдыхает: офисный клерк или командир воздушного судна? У клерка отпуск 28 дней, но он отдыхает по субботам и воскресеньям, в Новый год, 8 Марта, в майские и все другие праздники. Всего получается 136 дней, включая 28 отпускных. А у летчика при его 70 днях отпуска всего 4—5 дней выходных в месяц, и все праздники — рабочие. В итоге выходит 128 дней. Значит, я отдыхаю меньше, чем клерк. Но и 70 дней отпуска я не выгуливаю: меня порой не отпускают больше, чем на 2 недели, потому что не хватает людей, особенно летом. Тогда сокращайте мне отпуск до 28 дней, но я буду отдыхать, как вся страна. Когда пассажиры захотят лететь на новогоднюю ночь в Европу, мы повесим объявление: «Извините, все летчики отдыхают. Вы же отдыхаете».

    Но если реально, вот наступил мой двухнедельный отпуск, и у меня бесплатный билет. Но только я стою и жду конца регистрации: у меня билет на досадку. Стою с женой и ребенком и смотрю, как всех регистрируют. Стою и думаю: попаду на этот рейс или нет? Бывает, простояв у регистрации часа два, — не могу улететь. Потому что мозги и глаза коммерсантов, которые управляют авиакомпаниями, — заросли долларами. Пассажир бизнес-класса заплатит 100 тысяч рублей, ему и будет отдано предпочтение. А то, что завтра неотдохнувший командир самолета свалится, — об этом никто не думает. Сиюминутная прибыль перекрыла все. Вот такие у нас «льготы».

    — Вам часто приходится летать уставшим?

    — Представьте, что я не сплю в месяц 9—10 ночей, управляю сложной техникой, пилотирую самолет! Ну ладно я: у меня хорошая закалка. Но было уже несколько случаев, когда летчики засыпали в кабине, — и один, и второй. Об этом писали. Когда вы ночь не поспите, днем вы все равно не выспитесь… Поэтому на борту самолета надо относиться бережно друг к другу, к экипажу. Понять, что это не кабак, что бортпроводник — не официант. В кабаке вы можете, в случае чего, вызвать по телефону службу спасения, полицию или «скорую». А в самолет их не вызвать: можно надеяться только на экипаж. И бортпроводник, которому вы кидали свои понты, в случае аварийной ситуации будет спасать вашу жизнь.

    После катастрофы в Казани бортпроводники говорят мне, что пассажиры сильно изменились, ведут себя тихо. Я смотрю из кабины: люди идут по трапу, многие крестятся. Это, к сожалению, не понимание ситуации, а страх. Но страх быстро проходит, а должно еще прийти понимание, что в самолет мы садимся не для демонстрации крутизны, а чтобы долететь.
     
    ZeiДата: Пятница, 06.12.2013, 20:21 | Сообщение # 2
    Майор
    Группа: Администраторы
    Сообщений: 489
    Награды: 4
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Как профессионал, без коментариев...
     
    LibraДата: Суббота, 07.12.2013, 11:45 | Сообщение # 3
    Капитан
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 160
    Награды: 0
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    http://www.novayagazeta.ru/society/49182.html
    Летчик Андрей Литвинов: Это — моя страна, и будьте любезны мое мнение потерпеть

    Стали поступать звонки: «Ты там критикуешь российское правительство!» А я хочу, чтобы люди вспомнили о том, что они не муравьи
    28.10.2011


    Фото: Юлия БАЛАШОВА — «Новая»

    В первом выпуске рубрики «Обыкновенные радости» я обратилась к читателям с просьбой: «Скажите мне, пожалуйста, хоть что-нибудь хорошее. От чего-то же сияли ваши глаза в течение последней недели, ну или хотя бы года? Расскажите, что вас утешает, что радует, что примиряет с жизнью? Напишите мне об этом на адрес: gmurs@yandex.ru ».

    Меньше чем за неделю пришло 11 писем, и 8 из них — по одному и тому же случаю. «Порадовал летчик, исчезающий вид: настоящий мужчина, — написала мне преподавательница Ростовского университета Юлия Павлова. — Он не сделал ничего геройского, повел себя просто нормально: отказался ждать первое лицо или «первое яйцо», заявив, что его самолет вылетит по расписанию. Я испытала именно обыкновенную радость — ЧЕЛОВЕК! И мне бы хотелось узнать о нем подробности…». А Евгений Герасимов из Москвы как будто продолжил ее предложение: «…с таким мужиком хотелось бы посидеть, выпить, поговорить по душам. Узнать, как живет, послушать, что говорит, как рассуждает обо всем. Надеялся, что после того как его показали в программе «НТВшники», начнут приглашать в разные телешоу, но что-то не видать. Наверное, слишком для ТВ человек прямой, а для вашей газеты — в самый раз. Порадуйте нас, расскажите о нем».

    Больше миллиона откликов и ссылок в Интернете: сегодня, наверное, уже легче найти того, кто не слышал аудиозаписи разговора, состоявшегося между летчиком 1-го класса, «отличником Аэрофлота» Андреем Литвиновым и транзитным диспетчером иркутского аэропорта:

    — Иркутск-транзит, добрый день! С вами связаться сказали, в чем дело?
    — Давайте подъедет первое лицо, а потом будете запускаться.
    — А давайте ваше первое лицо полетит на своем личном самолете. А я вожу пассажиров, и у нас не литерный рейс, а рейс регулярный, и, пожалуйста, пусть ваше первое лицо не опаздывает на вылет, и тогда он будет летать с нами.
    — Вас понял, передам, а сейчас пока ожидайте.
    — А я уже закрыл все двери, и я никого не пущу больше на самолет…
    — Не… а мы вас не выпустим.

    С Андреем Литвиновым мы договорились встретиться в ресторанчике, неподалеку от станции метро «Петровско-Разумовская». Он живет неподалеку. Пришел — очень высокий и стройный, 48 лет не дашь. Заказал себе черного чая, мне зеленого. Нам принесли два чайничка. Попросил официанта нас не беспокоить, потому что мы хотим спокойно поговорить. Но официант беспокоил, потому что явно беспокоился сам. Подходил раза три, спрашивал: «У вас все нормально?» Мой собеседник периодически срывался на повышенный тон и размахивал руками — широкий джемпер движений не сковывал. Я заметила, что именно так он себя вел всякий раз, когда говорил о лакействе и крепостнической психологии людей. Еще — когда «заводился» на тему политики и чинуш. Всякий раз извинялся: «Простите, я слишком эмоциональный…» Когда речь шла о «простых людях» — добрел и мягчел на глазах. Когда о его семье — говорил тихо, но с любовью. Когда лично о себе — смущался.…

    — Андрей, в аудиозаписи разговора, которая попала в Интернет, вы говорите, что вам «на связь выйти сказали». Кто?

    — Был еще первый разговор, о котором никто не знает, потому что в сетях «гуляет» тот, что состоялся уже с диспетчером транзита, а до него был с диспетчером руления. Во всех аэропортах мира диспетчер всегда объясняет причину и приблизительное время задержки. К примеру, выключилось электричество. Или предыдущий самолет на взлете поломался и остался на полосе — эвакуируют пассажиров, полоса занята. Или плохая видимость, туман на полосе.

    А здесь — мне диспетчер не отвечает на вопрос. Просто запрещает вылет. Я говорю: «Мы что, арестованы? Экипаж и пассажиры на борту — арестованы?» Он опять молчит. Я говорю: «Вы не делайте заложниками вашей ситуации меня, пассажиров, наш самолет и экипаж! Не усугубляйте без того свою непростую ситуацию». Вот тогда он мне сказал, чтобы я вышел на частоту диспетчера транзита. И начался уже тот разговор, который все слышали.

    — В вашей практике это был не первый инцидент такого рода?

    — Да сплошь и рядом такие инциденты! Во многих аэропортах России становится чуть ли не модой подъезжать со свистом на супердорогих автомобилях прямо к трапу самолета. VIP-персоны — ладно, никакой проблемы нет, во всех аэропортах для них существуют удобные микроавтобусы, которые привезут их в специально существующие VIP-залы, где уже накрыты столы: бутерброды, шампанское. Но им этого мало, им надо показать свое превосходство, понты.

    — Как герои Островского: «Ломай забор, в ворота не поеду…»

    — Все вокруг ломай, я иду! Замрите все! А я не могу мимо таких вещей спокойно проходить. Я все время вступаю в перепалку, требую вести себя по правилам. Потому что это все становится допустимым от того только, что у нас люди очень напуганные. Ко мне после случая с губернатором подходили многие мои коллеги-летчики и говорили: «Никто бы не сделал того, что ты сделал. Не рискнули бы». Какие-то мелкие начальники вообще не знали, как себя со мной вести: то ли хвалить, то ли ругать, то ли подальше отодвинуться, закопаться, то ли, наоборот, бежать в объятия….

    — Когда вы сказали диспетчеру, что уже закрыли двери, вы их действительно уже заблокировали? И знал ли губернатор Мезенцев о том, что вы грозились не пустить его в самолет?

    — Ну конечно, он знал, потому что ему уже передавали, что «командир там бунтует…». И когда он подъехал с целой свитой к самолету, а двери закрыты, им ничего не оставалось делать, как стоять и руками махать. Машут снизу, я шторку на окне поднял и сразу закрыл ее, чтобы даже не видеть их и не слышать. Они поволновались, конечно, потому что когда я наконец заставил себя сказать бригадиру: «Ладно, открывай, пускай заходят», один его сопровождающий, который чемодан ему подносил, так побежал, что упал. Поскользнулся на трапе.

    У меня на борту было 120 человек. Если бы я пошел на принцип, обесточил самолет и заявил бы: «Пожалуйста, назад, в аэропорт!» — они бы не смогли вылететь в течение суток. Так нельзя было поступать по отношению к пассажирам.

    Я подчеркиваю: вся эта история не имеет никакого отношения к принципиальности. Если бы мне диспетчер сказал, что везут донорскую почку, в Москве очень ждут, человек без нее погибает, застряли в пробке или по каким-то медицинским причинам опаздывают, я бы задержал рейс на час, на два, на три. Обратился бы с этим к пассажирам и уверен, что они бы меня поняли и поддержали. И я бы не пошел на принцип. И вот я очень хочу, чтобы люди поняли, чем отличается принцип от человеческого достоинства.

    — Видимо, и губернатор что-то понял про человеческое достоинство…
    — Как только взлетели, мне была передана просьба о том, что губернатор хочет со мной поговорить. Я отказался, я не хотел с ним ни о чем говорить. Через час уже примерно мне бригадир сказал, что он так и не уходит, стоит за дверью кабины, мешает работать. И что он хочет извиниться перед пассажирами. Я даже не поверил своим ушам: оказывается, уже в самолете к губернатору пришло осознание, что в самолете — ЛЮДИ. И тогда я вышел из кабины, он только начал говорить, я перебил: «Подождите, давайте сначала я скажу все, что у меня накипело. Вот 50 минут люди вас ждали, 50 минут в самолете сидели!.. Может, ваши шестерки обязаны вас ждать, пока вы паритесь в баньке или сидите в ресторане, может, их обязанность такая, но я не нанимался к вам…» Он извинился и передо мной, и перед пассажирами…

    И сегодня никто не сможет заткнуть мне рот: пусть не стараются и не ищут разные лазейки.

    — А были такие попытки?

    — Да, но это уже касалось не ситуации с губернатором, а одной моей фразы, сказанной в телепередаче «НТВшники». Там был парень, который называет себя «Человек-Петербург». И я к нему так и обратившись, сказал: «Вы не могли бы забрать двух петербуржцев, которые раньше разводили мосты в Ленинграде, а теперь разводят всю страну?» И вот пошли такие вялотекущие звоночки: «Ты там критикуешь российское правительство!»

    — От кого?

    — Ко мне они пришли через десятые руки, и я не знаю ни чина, ни фамилии того, кто это начал. Знал бы — немедленно бы обнародовал. Но я хочу к нему обратиться через вашу газету. Я подскажу ему, куда стоит позвонить. Например, жене Лужкова, пусть она вернет миллиарды, которые увезла из страны; или министру финансов Московской области… Я могу целый список составить, кому нужно быстренько позвонить. Не надо меня беспокоить, я для страны не опасен. Я просто высказывал свое мнение. Это — моя страна, и будьте любезны мое мнение потерпеть, пока я не помру. Я хочу жить в России, а не в Северной Корее, где «дорогой, любимый руководитель» все за всех решает. У нас из-за «дорогого любимого товарища тандема» все дороги стоят, если их везут в Кремль. И их не волнует, когда скапливается по 15-20 самолетов — люди не могут вылететь, если одно из их величеств летит. Такого нет нигде, мне есть с чем сравнить. Я как-то подсчитал, что я облетал около 70 стран мира. Я провел почти 15 тысяч часов в небе, у летчиков даже тысяча считается уже серьезной цифрой. «Я видел хижины и видел я дворцы», как поет Макаревич, я видел страны, обделенные природными ресурсами, и видел, что там люди живут достойнее и богаче, чем у нас в общей своей массе. Почему у нас, в стране, где бьет нефть, люди получают копейки? Почему так трудно живут?

    Я не экономист, но очень хорошо умею считать, и я вижу, как все бездарно расходуется. Скажите, что такое 160 миллиардов, выделенные на дороги? Я этого не понимаю. У меня высшее образование, но я не понимаю. Спросим всех экономистов страны — никто не ответит на этот вопрос. Потому что мы же не знаем, сколько стоит километр дороги. Может, копейки, может, нет — не знаем. Скажите человеческим нормальным языком — русским богатым языком. 160 миллиардов — это 200 или 300 тысяч километров? Или 2 тысячи? Выделили туда, выделили сюда — всюду выделили миллиарды. Сплошное жонглирование цифрами, раздутие щек по ТВ, слова, которых люди не понимают, — ни юристы, ни экономисты, а что уж говорить о бабушках, у которых нет образования. Это все недоступно, власть у нас резко взлетела вверх по вертикали, а народ рухнул вниз и лежит по горизонтали. Вы назовите мне хоть одну область, где у нас был бы порядок. ЖКХ разваливается, трещит по швам. Аэропортов новых как не было, так и нет, а старые продолжают разрушаться. Малый бизнес душат…

    Я захожу в поликлинику — разруха. Дочка учится в школе в Дегунине — зданию 36 лет, ни разу не было капитального ремонта. Подмазывают, подкрашивают на какие-то копейки, собранные с родителей.

    — У вас одна дочь?

    — У меня двое детей, младшей 8 лет, старшей уже 16, она в этом году заканчивает школу. Собирается стать авиадиспетчером.

    — Ну все, конец опаздывающим губернаторам. Их команды о задержке рейса до летчиков теперь даже не дойдут.

    — Это точно, дочки у меня боевые. И жена с характером, когда ей стали говорить, что, мол, муж себе позволяет такие вещи говорить по ТВ, она в ответ: «Я давно с ним живу и ничего нового для себя не увидела. Он всегда таким был». Я действительно дрался всю жизнь, характер такой — не переношу несправедливости. Может быть, потому что вырос на фильмах о войне, и для меня высокие слова — не пустой звук. Потому что мой дед прошел всю войну на передовой и не дошел до Берлина 30 км — потерял ногу, но никогда не вел себя, как инвалид, которому все должны. Огромный, здоровый, мой дед вставал в 5 утра, делал зарядку и шел на протезе на фабрику работать и всю жизнь там проработал. Он дожил до 85 лет…
    Я — первый летчик в семье. Отец покойный был строителем, а мать — преподаватель русского языка и литературы.

    — Правильные, значит, книжки читали.

    — Да нет, читать я не очень любил. Музыкой увлекался, пел. Я родился и вырос в Ташкенте, и у нас там была группа довольно-таки известная. Но еще сильнее увлекало небо, и после школы я уехал в Актюбинск, там в Высшем летном училище гражданской авиации проучился 4 года и два месяца, по распределению попал в Брянск, там проработал 5 лет, а в 1991 году переехал в Москву. Что я вынес из родного города и из страны СССР? Мы никогда не различали наций, росли вместе: узбеки, армяне, русские, евреи, корейцы, казахи. И я считаю омерзительным, когда политики пытаются разыгрывать национальную карту. И когда они пренебрегают нуждами людей, строят себе дворцы… Этим они и будут памятны. 30 лет уже нет Высоцкого, а до сих пор поют его песни, покупают его диски, и дети знают, кто он такой… А кого сегодня помнят из политиков, и уж тем более из чинуш, которые не давали ему шагу ступить?

    — Можете словами Высоцкого объяснить феномен того, что происходит сегодня? Вы же знаете все его песни…

    — Наверное, применительно к ситуации я бы вспомнил «Настоящих буйных мало…». Я благодарен судьбе за то, что ситуация, сложившаяся в Иркутском аэропорту, стала так широко известна. До этого меня не слышали, теперь я смог выразить то, что хотел сказать и говорил всю жизнь. Может, кто-то на своем месте сделает так же, и чем больше люди будут выстраивать линию собственного сопротивления против того, что их принимают за муравьев, тем меньше будет охоты у высокопоставленных лиц потакать собственным капризам за счет времени, нервов и здоровья людей. И тем меньше будет таких подленьких, холуйских голосов авиадиспетчеров: «А мы вас не выпустим…»

    Мне пишут сейчас, поддерживают, восхищаются… От этого почему-то грустно: я всего-навсего выступил мальчиком из сказки про голого короля. Попытался высказать то, что думал. Мне неловко… Среди писем есть такие, которые я не могу читать спокойно. Вот, к примеру, женщина пишет из глубинки: «Сыночек, низкий поклон твоей матери. Приезжай ко мне, пожалуйста. Я на свою пенсию куплю тебе коньячка, испеку пирожков, и мы с тобой посидим в моем доме». Я, знаете, хочу все бросить, найти ее… Сам ей отвезу пирожков, крышу отремонтирую.
     
    LibraДата: Суббота, 07.12.2013, 11:47 | Сообщение # 4
    Капитан
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 160
    Награды: 0
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    http://www.novayagazeta.ru/politics/57153.html

    Господин президент, Вы не забыли, что в стране существует авиация?
    13.03.2013


    Фото: Юлия Балашова

    Господин Президент!

    Не так давно Ваш пресс-секретарь — Песков — на встрече с Вашими доверенными лицами сказал, что Путину нужна критика. Не критиканство, а критика. Ну, тут понятно, он подстраховался. То есть если Вам понравится — это критика, а если нет — то критиканство. Вы же, в свою очередь, на недавней встрече с Вашими коллегами по цеху — ФСБ-шниками, подчеркнули, что свобода слова должна быть незыблема.

    Вот я решил воспользоваться этой свободой и удовлетворить господина Пескова.

    Итак, обо всем по порядку…

    Вы не забыли, что в стране существует авиация? Вернее, она не существует, а влачит жалкое существование! Летчиков не хватает, самолеты падают с ужасающей регулярностью, а раздолбанные аэропорты России уже, наверное, никогда не станут аэропортами Германии, Арабских Эмиратов и т.д.

    Ну и, наконец, Ваше детище «Суперсамолет — Super Jet». Скажу Вам откровенно, это была бредовая идея. И это уже очевидно всем! Поэтому надо поменять идею или Погосяна, который на протяжении последних лет вешает Вам «лапшу на уши» и продолжает осваивать деньги, как тот строитель лыжных горок в Сочи, которого Вы недавно уволили.

    Я, конечно, понимаю, авиация для Вас не главное. Гораздо важнее лыжные горки. Но все же хотелось бы, чтобы Вы перестали гонять ворон на дельтаплане и повернулись лицом к проблеме авиации.

    Кстати, о Германии. Почему в стране, где нет нефти, газа, биоресурсов, золота, алмазов, леса и т.п., есть аэропорты, дороги, больницы, пенсии, социальное обеспечение? И еще у них есть деньги, чтобы покупать нефть, газ, биоресурсы, лес и т.д. Где они их берут? А Вы, позвольте узнать, чего там делали, в Германии? Вы почему не узнали главную немецкую тайну: где они берут деньги?

    Когда Вы в очередной раз навострили лыжи в Кремль, я сразу предложил отправить Вас вместо Кремля опять в разведку в Германию. Чтобы Вы, с утра до ночи, без перерывов на обед, добывали для нас эту страшную немецкую тайну…

    А Арабские Эмираты? За сорок лет в пустыне, на песке, они построили страну-сад на деньги от добычи только нефти. А Вы решили 40 лет водить нас по пустыне, как Моисей, и рассказывать сказку о планах развития до 2030 года.

    Перед выборами Президента, на съезде «Единой России», Говорухин сказал, что нам нужен сильный и умный Президент, как Вы. Хотелось бы, чтобы еще он добавил, что Президент должен быть порядочным, прозорливым и мудрым. Да Бог с ним, с Говорухиным. Он прекрасный режиссер. Вот только раньше он «лепил горбатого» в кино, а теперь делает это в политике.

    Я искренне желаю Вам избавиться от некомпетентных людей во власти, которые тормозят развитие страны, даже если они Вам преданы. Ведь хватило же Вам мудрости назначить министром обороны — Шойгу. И это очень заметно, когда люди профессиональны и порядочны.

    Что же касается Вашего друга — Дмитрия Анатольевича, то, скорее всего, он хороший парень, по отношению к Вам предан, не подведет, на него можно положиться, как говорится, примерный семьянин, в связях, порочащих его, не замечен и т.д. и т.п. Что Вы только для него не делали? И Президентом выбирали, и премьер-министром назначили. Да вот беда: хороший парень — это не профессия.

    Зато он хороший хранитель трона. Таким и войдет в историю! Нужно ввести такую государственную должность — Хранитель Трона. Вот, например, придет после Вас другой Президент, если, конечно, такое когда-нибудь случится, и захочет править всю свою жизнь, ну, как Вы. А так как по Конституции можно только два срока подряд, и пока из нее не уберут это слово «подряд», без работы Дмитрий Анатольевич не останется и всегда будет востребован. Правда, пока он будет подменять главного, придумает пару каких-нибудь сногсшибательных законов, как, например, про «ноль промилле» или «зимнее время». И плевать, что весь мир живет по-другому…

    А еще, Владимир Владимирович, Вы недавно дали оценку нашумевшему «закону Димы Яковлева», который приняли в ответ на «закон Магнитского». Было заметно, как вы переживаете за наших усыновленных американцами детей, как Америка не соблюдает договоренностей и как не пускают в суды наших представителей.

    Все логично! Только у меня вопрос. А почему же раньше Вы молчали и терпели? Почему только в пику «закону Магнитского» появился «закон Димы Яковлева»?

    Тогда будьте последовательны, наградите посмертно замученного Магнитского медалью Героя России, который ценой своей жизни спас тысячи наших детей. Тем более, с Вашей ручной и теперь запуганной Государственной Дурой, как однажды, оговорившись, назвал нашу Думу Познер, это бы не составило никакого труда. Но несолидно, господин Президент, некрасиво и, я бы даже сказал, подло наблюдать, как мучают и убивают наших усыновленных детей в Америке и ждать удобного случая, чтобы заняться этим вопросом. Ведь так необходимый для Вас Закон о митингах был принят чуть ли не за одну ночь. Поэтому разгоните досрочно эту прогнившую Думу, вернее не Думу, а Клуб миллионеров и «решальщиков». Конечно, возможно, что процентов 20 там — порядочные люди. Но, поверьте, что эта жертва стоит того, чтобы слить всю остальную нечисть. А порядочного человека люди увидят и переизберут снова.

    А еще недавно журналисты спросили Вас, почему фигуранты дела «Оборонсервиса» до сих пор на свободе или под домашним арестом. На что Вы им ответили, что вы же, мол, сами по делу Ходорсковского везде кричали, что не надо по экономически преступлениям ограничивать свободу. Но тут Вы опять кривите душой. Дело в том, что у Ходорковского был частный бизнес, хозяином которого он являлся. А Министерство обороны — это не частная лавочка. <…>

    Ну вот вроде как и все. Не знаю пока, как вы это оцените: как критику или как критиканство. Может, Песков подскажет. Но как бы Вы это ни назвали, суть от этого не меняется. Мы уйдем, а в какой стране будут жить наши дети, зависит от нас сегодня. И только они дадут оценку всему сейчас происходящему ценой своего благополучия и уверенности в завтрашнем дне. И если сейчас все останется по-прежнему, думаю, эта оценка будет неудовлетворительной…

    Гражданин России, капитан воздушного судна Андрей Литвинов

    Cправка

    Его называют народным героем. Им восхитилась вся страна, когда он не пускал в свой самолет опоздавшего губернатора, — миллионы прослушали в интернете аудиозаписи разговора летчика 1-го класса, «отличника «Аэрофлота» Андрея Литвинова с транзитным диспетчером иркутского аэропорта:

    «Иркутск-транзит, добрый день! С вами связаться сказали, в чем дело?

    — Давайте подъедет первое лицо, а потом будете запускаться.

    — А давайте ваше первое лицо полетит на своем личном самолете. А я вожу пассажиров, и у нас не литерный рейс, а рейс регулярный, и, пожалуйста, пусть ваше первое лицо не опаздывает на вылет, и тогда он будет летать с нами.

    — Вас понял, передам, а сейчас пока ожидайте.

    — А я уже закрыл все двери, и я никого не пущу больше на самолет…»
     
    LibraДата: Суббота, 07.12.2013, 12:02 | Сообщение # 5
    Капитан
    Группа: Модераторы
    Сообщений: 160
    Награды: 0
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    http://www.novayagazeta.ru/society/50285.html
    «С самолетом так нельзя, а со страной — можно?»

    В гостях у летчика Литвинова, который потряс страну, просто выполнив свою работу командира корабля
    25.12.2011


    Фото Юлии Балашовой


    Его называют народным героем. Им восхитилась вся страна, когда он не пускал в свой самолет опоздавшего губернатора, — миллионы прослушали в интернете аудиозаписи разговора летчика 1-го класса, «отличника «Аэрофлота» Андрея Литвинова с транзитным диспетчером иркутского аэропорта:

    « Иркутск-транзит, добрый день! С вами связаться сказали, в чем дело?

    — Давайте подъедет первое лицо, а потом будете запускаться.

    — А давайте ваше первое лицо полетит на своем личном самолете. А я вожу пассажиров, и у нас не литерный рейс, а рейс регулярный, и, пожалуйста, пусть ваше первое лицо не опаздывает на вылет, и тогда он будет летать с нами.

    — Вас понял, передам, а сейчас пока ожидайте.

    — А я уже закрыл все двери, и я никого не пущу больше на самолет…» (см. «Новую газету» от 28.10.2011. «Летчик Андрей Литвинов: «Это — моя страна, и будьте любезны мое мнение потерпеть»)

    Его назвали Человеком года в одной из телепередач НТВ, но самое важное, что он занял первое место в той же номинации и в родной организации — в «Аэрофлоте»! Вопреки всем прогнозам о том, что его очень скоро под любым благовидным предлогом оттуда выживут.

    Читателям «Новой» летчик Литвинов также явно полюбился — общая тональность комментариев после публикации его интервью была такой: «Настоящий мужик, реальный! Спасибо, порадовали, читали, и как чистой воды напились».

    Вот и иду я для новогоднего номера за новой порцией радости и «чистой воды» — домой к летчику, в гости.

    Он открывает двери, и первое, что говорит после приветствия: «Вот, прочтите, что на моей футболке написано». Читаю: «Самый лучший папа в мире». Рядом вертится дарительница, одевшая папу, — тоненькая 8-летняя Ксюша.

    Субботний вечер (старшей дочери — ученицы 11-го класса, дома, конечно, нет). Зато жена Маша варит на кухне кофе. Она по своей стати вполне подходит под классическое представление о стюардессе, но жена летчика Литвинова — юрист.

    Кухня маленькая — метров восемь. На подоконнике большой прозрачный пакет, наполненный мандаринами (к нему все время, на протяжении всей нашей беседы, неоднократно курсирует Ксюша). Она демонстрирует, с какой легкостью умеет садиться на шпагат (девочка успешно занимается в балете «Тодес»). Совсем недавно ездила на Международный фестиваль в Сочи, и ее команда от Восточного Дегунина победила, хотя конкурс был жесткий — соревновались 38 команд…

    — Так вот, «Тодес» в Сочи — мне понятно. А зимняя Олимпиада в Сочи — нет, — заключает глава семьи.

    — В Сочи сегодня 19 градусов тепла! — поддерживает мужа Маша.

    Ну всё — поехали… Дальше будет о ситуации в стране. Слово берут попеременно то Маша, то Андрей.

    Андрей: Тандем у них, но это же посмешище для всего мира. Вот я — командир корабля, и мне вдруг скажут: давай ты останешься командиром, но для вида им будет несколько лет второй пилот. Это как? Я командир или нет? С самолетом так нельзя, а со страной — можно? Нельзя все время делать фальшивые движения… Вот они, чтобы спасти свою партию, стали создавать «Народный фронт». Я как летчик ежегодно прохожу психолога, он мне называет какое-то слово и спрашивает: «О чем вы при этом думаете?» Я самому себе называю слова «Народный фронт» и думаю, хотите — верьте, хотите — нет, о том, что немцы — под Москвой, и мы все вместе копаем рвы. А фронт в связке с выборами я не понимаю.

    Маша: И я не понимаю, и не только про «Народный фронт». Я и закон о выборах прочитать не могу, сколько ни пытаюсь. Там отсылы в противоположных направлениях, будто специально всё запутано. Это очень похоже на то, как говорят политики, их никто не понимает. А Андрея все понимают. Была недавно телепередача, где речь шла о бедственном положении провинциальных аэропортов. И Андрей там обратился к коллегам-летчикам правительственного отряда: мол, не надо возить тандем, пусть они по стране передвигаются на лыжах или на собачьей упряжке с мигалкой. И тут же в интернете люди это проиллюстрировали, выложили картинки — первые лица страны на собачьей упряжке с мигалкой…

    Андрей: Сколько у нас в стране мигалок — 800 примерно? Что я говорю, если могу их снять одним росчерком пера, но не делаю этого? Если это раздражает, если это убивает мой народ на дорогах, что меня удерживает от того, чтобы решить проблему? Мне даже не нужно ждать ответа на вопрос: сутки вам хватит отверткой открутить мигалки? Хватит, ясно. Если не послушались — 15 суток за нарушение правил дорожного движения, и мигалку снять вместе с номерами. Но если вся страна не роднее, чем 800 мигалок, ты проиграл, даже если выиграешь мартовские выборы.

    ...У нас должно измениться сознание. Ну что такого, к примеру, я сделал, что все теперь хотят со мной сфотографироваться? Называют героем за что? Я не политик и не герой, я летчик, который пытался не дать помешать прямому исполнению своих профессиональных обязанностей…

    …Мне часто вспоминается, как я приехал в 91-м в Москву, как жил… Ездил из Голицына в «Шереметьево» по три часа в один конец и столько же обратно. Машины не было, и я ездил на автобусах, электричках, битком набитых. Потом смог купить себе «Жигули», ржавую, проездившую до меня 15 лет машину. Я это всё помню, а они — наши тандемы и околотандемные люди — нет. Они же все были такие же, как я. Откуда это взялось — сверху смотреть на свой народ?!

    Мы недавно делали ремонт, пришли на строительный рынок. Видим — ярко выраженный такой южанин с табличкой на животе: «Маляр, крашу, пилю, строгаю…» Попросил его обои поклеить, пришел, поклеил. Маша приготовила ужин, и мы с ним сели вместе за стол. А у него слезы потекли, я даже не сразу понял: думал, что-то случилось. А он объяснил, что уже много лет в Москве работает, и ни разу за стол не сажали так, чтобы вместе с хозяевами… Вы объясните мне, откуда в нас это барство?! Он же не у Путина с Медведевым работал, да? Как только вы перестанете гнобить тех, кто ниже, а с теми, кто как бы выше, перестанете говорить с придыханием, власти начнут вести себя по-другому.
     
    Форум » Новости » Авиационные новости » Воздух летчика Литвинова
    • Страница 1 из 1
    • 1
    Поиск:

    Бесплатный хостинг uCozCopyright MyCorp © 2020